Вероника Гаранина

0
1048

Вероника ГаранинаМы побеседовали с Вероникой Гараниной, художником, работа которого стала настоящим открытием для всех нас.

Книга «В честь короля» с уникальными вышитыми вручную иллюстрациями была разыграна на прошлой неделе в #knigohod_giveaway20.

Сегодня мы предлагаем вам заглянуть внутрь книги и со слов художника узнать, как создавались эти необыкновенные иллюстрации.

 

Вероника Гаранина:

— Благодарю за тёплые слова и пристальное внимание к нашей книге.

С Артуром Гиваргизовым я была знакома по его книжкам, и первая, которая мне попалась, — книга, прекрасно и легко оформленная Ваней Александровым, с иллюстрациями из гофрокартона. Открыв её наугад, я наткнулась на строчку «Кошка молится под шкафом…», про грозу.

Вероника Гаранина

Потом увидела книгу «В честь короля» с иллюстрациями Максима Покалёва, с изящными, цельно выдержанными в ироничном стиле контурными рисунками, тоже замечательно попадающими в тон Артуровых текстов. И не перетягивающими «одеяло на себя», должна заметить.

Потом вышла книга с рисунками Саши Войцеховского, и тоже — подвижная, смешная, изящная.

Вероника Гаранина

Потом Артур разыскал меня на выставке книжной иллюстрации, и мы начали дружить — делиться любимыми художниками, писателями, пересылаться фотографиями и картинками.

Я познакомила Артура с замечательным (книжным и не только) художником Ириной Дешалыт, и она нарисовала иллюстрации к его книге «Когда некогда» — как выдохнула! Теплом, детством сына, отвагой и уютом!

Вероника Гаранина

Стильные, безукоризненно закомпонованные, ограниченные жёстким условием двуцветной печати — из-за её типографской скромности почти пропущенная зрителем книжка. (Она вышла в «Самокате» несколько лет назад).

Коли я заговорила об Ирине, надо сказать о её участии в нашей с Артуром работе. С самого начала мы делали книгу втроём. Вся работа по запихиванию вышивок в бумажную книгу, разработка ритма, связь текста с картинками — всё было на Ирине. Её решительность, культура видения страницы, владение типографикой избавили меня от мучений с компоновкой черно-белых рисунков. Я абсолютно доверила ей ведение книги, и послушно добавляла рисунков, или меняла их — зная, что она отнюдь не заводит меня в дебри, а отчетливо видит желаемый результат. Крупные черные буквицы стоят на страже текста, защищая его от буйства цветных картинок.

Вероника Гаранина

Возвращаясь к истории нашей книги: Артур спросил, не хотела бы я сделать иллюстрации к какой-либо его книге в той технике, в которую я впала года четыре назад — вышивка с аппликацией. Мы решили остановиться на сказках.

Меня соблазнила полная безбрежность материала, который можно было привлечь, и повод снова обратиться к книжной иллюстрации.

И тем более, детских книг мне делать почти не приходилось.

Я сделала первую картинку, сочиняя её прямо на холсте, к сказке «Не волнуйтесь», разворотную, с двумя наглыми кошками в кимоно, шпорцевой лягушкой в аквариуме, рыбиной, улетающей в облака на удочке — заботясь больше всего о красоте листа.

Стало понятно, что у вышивок иногда будет относительно своя жизнь — к тексту я отнесусь вольно. Артур удар выдержал.

Некоторые картинки получались абсолютно по тексту (или мне так кажется?), а уж некоторые — полная отсебятина.

За время работы над книгой я не получила ни одного замечания от автора, даже ни одной, насколько я помню, просьбы — всё как мне захочется. Мне действительно очень помогла его удивительно благородная позиция по отношению к художнику — полное доверие и выдержка. Меня легко сбить с толку, я искренне буду стараться сотрудничать и незаметно уйду в тупик.

Вероника Гаранина

Артур ради продвижения проекта легко перекраивал состав, и книга вышла с гораздо меньшим количеством сказок, чем в двух предшествовавших изданиях. Я, может быть, шила бы и дальше, но перегружать книгу тоже не хотелось, и Артур пожертвовал целыми разделами текста.

Что можно было бы назвать замыслом — наверное, идея перевести опыт моих панно-вышивок в пространство детской книги. Не более того.

Каждую картинку я начинала буквально «на ровном месте», 2–3 раза попадала впросак, приходилось уничтожать всё полностью.

Совершенно не хотелось, выработав «канон» для данной книжки, делать всё по одному принципу. Чем вообще грешат книжки с картинками. То есть канон-то нужен, но понимать его надо шире и сложнее, чем схема, годная для комикса (при всем моём уважении к замечательному жанру). К чёрту такие принципы. Картинки все очень разно собраны. И техника менялась, если сравнить, например, ту же «Не волнуйтесь» или «Урок игры на лютне» с «Чп», или с тем разворотом, где все персонажи шляются по воде с книжками (в тексте её сюжета вообще нет).

Вероника Гаранина

Есть несколько лоскутов-цитат из представлений об остатках королевской роскоши — гадалка, вставленная в фрагмент старинной вышивки, и пейзажный разворот с замком.

При таких замашках, понятно, пришлось книгу делать самостоятельно, на свой страх и риск. И только уже вполне сформированную книгу мы показали издателям.

Вероника Гаранина

Издательство «Мелик-Пашаев» взялось за этот проект с полной отдачей. Я очень, очень благодарна им за то, что они, во-первых, обрадовались нашему проекту, во-вторых, приняли и осуществили его, вложив в него огромную работу по доведению книжки до осуществления, за их профессиональное понимание, за реальный результат — книжка, уже живущая как предмет, отдельный и от нас, и от планшетов с вышивкой — дивно напечатанная. А насколько мне известно, мало что есть хуже, чем вышивки, для воспроизведения в печати, и подготовка была очень сложной.

Что по поводу эмоций — сложно соперничать в картинках с такими сложно оркестрованными текстами, как эти сказки.

Картинки должны знать своё место. Радовать глаз, иногда смешить находками или неожиданными интерпретациями сюжета.

Если они такие многодельные, их должно быть приятно и не скучно рассматривать. Радость, свобода, пример свободы,свежее слово — вот чего, собственно, и хочется, я тут Америку не открою.

По поводу планов,сказать что-либо конкретное мне трудно. Есть вышитые иллюстрации к «Метели», есть на три четверти готовая «Сказка о Ерше Ершовиче, сыне Щетинникове, есть 8 лет лежащая в ящике книга «Три повести» («Тамань», «Кармен», «История лейтенанта Ергунова») — это графика, не вышивки. Есть готовая книжка с моими стихами о питерском зоопарке, с компьютерной графикой, «Питерские зоолимерики».

Есть написанная мной детская книжка, скорее для подростков, про приключения девочки Аси, к которой нарисовала картинки моя старшая внучка Варвара. Вообще, много ещё чего накопилось, поэтому можно сказать, что всё самое интересное впереди.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here